Елена Семёнова (elena_sem) wrote in gogol_2008,
Елена Семёнова
elena_sem
gogol_2008

«Оправдание Гоголя»

«Есть божественные озарения, которые изначально направили Николая Гоголя по той дороге, по которой он шел до конца жизни». Так считает Игорь Золотусский — литературный критик, писатель, автор книги «Гоголь», признанной классикой биографического жанра. В специальном интервью «Голосу России» Игорь Золотусский представляет снятый по его сценарию 10-серийный фильм «Оправдание Гоголя». В канун 200-летия со дня рождения великого русского писателя, которое отмечается 1 апреля, российское телевидение показывает премьеру этой картины.

Наш фильм это не биография, а история души Николая Гоголя», — поясняет Игорь Золотусский. Потому автор обращается к событиям, которые как минимум необычны, если не сказать таинственны. Такова, например, история встречи родителей Гоголя.

«Гоголь был человек верующий, — говорит Игорь Золотусский. — Его родители — тоже религиозные люди, и сама их встреча была предварена необыкновенной историей — сном, который будущий отец Гоголя увидел во время поездки с семьей на богомолье. Ему, тогда мальчику 14-ти лет, явилась во сне Царица Небесная: она стояла в храме и держала в руках завернутое в пелену дитя. Это была девочка. Богоматерь указала на нее и сказала Васюте, как звали мальчика: «Это твоя суженая». По дороге с богомолья семья остановилась у соседей, и оказалось, что у них только что родилась девочка. В ней Васюта узнал то дитя, которое привиделось ему во сне. Он стал ездить к соседям, дружить с девочкой и, когда ей исполнилось 14 лет, предложил свою руку и сердце. Эта история, — утверждает исследователь, — замечательна. Люди были преданы божественному провидению настолько, что оно простерло над ними свое благословение: у этих обыкновенных, в сущности, людей родился великий сын».

По мнению Игоря Золотусского, «фантастична и история, открывающая фильм». Она разворачивается в украинском селе, которое Гоголь воспел в книге «Вечера на хуторе близ Диканьки». Писатель к тому времени уже жил в России, в Петербурге.

«Первая серия начинается с истории в Диканьке, — рассказывает Игорь Золоусский. — Однажды во время грозы молния ударила в дуб: дуб сломался, и на его обломке явился образ святого Николая Чудотворца. На этом месте был построен храм, который и сейчас стоит, а икона Николая Чудотворца, поставленная в иконостас храма, нынче хранится в музее. Именно она дала имя Гоголю. И именно перед этой иконой мать будущего писателя молилась о том, чтобы Господь спас ее новорожденного Николая, поскольку двое первых детей умерли, едва родившись. Считайте это метафорой, чудесным предзнаменованием… — как хотите».

Есть в фильме и два очень важных образа, которые, как замечает Игорь Золотусский, «рождены самой жизнью и, если угодно, воображением Гоголя».

«С детства бабушка рассказывала ему историю о том, что когда человек умирает, с небес сбрасывается лестница. По ней душу праведника ангелы поднимают на небо. Если же человек грешен, то душу по той же лестнице опускают в ад. Вот этот рассказ Гоголь помнил с детства – так же, как и рассказ матери о Страшном суде. Недаром образ суда присутствует почти во всех сочинениях писателя — земский ли то суд, губернский или еще выше. Вся эта метафорическая «лестница суда» восходит, конечно, к суду Божьему. Образ лестницы двоился в сознании Гоголя, — обращает внимание Игорь Золотусский. А именно: он хотел служить Отечеству и выбрал юстицию – это была лестница государственной службы, славы, карьеры, о чем, кстати, мечтают все гоголевские герои в невысоком чине. И была та самая лестница, о которой Гоголю рассказывала бабушка, и образ которой жил в его душе. Гоголь быстро, еще в молодости расстался с мечтой подняться по карьерной лестнице. Дальнейшая его жизнь – это подъем по лестнице, ведущей к Богу. И перед самой своей кончиной Гоголь несколько раз произнес: «Лестницу, лестницу…». Я убежден, что ангелы подняли его душу к небу».

Наиболее загадочно в фильме Игоря Золотусского само… название: «Оправдание Гоголя». Перед кем надо оправдывать гения? Может быть, перед читателями? И за что? Не за то ли, что оставил нам в наследие только первый том своего великого романа «Мертвые души»? Замышляя эту книгу о России как грандиозную трилогию по типу «Божественной комедии» Данте, Гоголь сжег ее вторую часть, а для третьей не оставил и набросков.

«Речь идет об оправдании не перед людьми, а перед Богом, — отвечает Игорь Золотусский. Этого и желал Гоголь. Недаром он хотел в своей собственной жизни воплотить идеал. Будучи постоянно недоволен собой, Гоголь стремился очиститься, освободиться от всего низкого, греховного, что есть, собственно, в каждом из нас. Он хотел предстать перед Богом чистым и говорил: «Нельзя входить в храм неряшливо одетым». Мастер слова, Гоголь не мог войти в храм Господа с неряшливо написанной книгой, какой он посчитал второй том «Мертвых душ». И он его уничтожил».

«Быть в мире и ничем не обозначить своего существования – это кажется мне ужасным», — написал однажды Гоголь — гениальный писатель, сумевший собственным творчеством навеки закрепить свое присутствие среди человечества.

 

http://www.ruvr.ru/
Tags: игорь золотусский, юбилей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments